Девушка, которой VOLVO подарил автомобиль

Дизайнер Елена Андреева, выпускница МШД, лауреат премии «АРХИП’2004» разрушает стереотипы профессии и рассказывает о своей «карьере с нуля»

Корр.: Почему вы решили стать дизайнером?

Дизайнер Елена Андреева, выпускница МШД Е. А.: Не я выбрала профессию, а профессия выбрала меня. Я окончила строительный институт, работала в иностранных агентствах в сфере рекламы, но очень долго искала себя в творческой среде. Можно сказать, я начала с дизайна самой себя — старалась хорошо одеваться, серьезно занималась танцами, постоянно совершенствовалась и учила языки, посещала различные курсы и семинары. Но работа в офисе меня очень угнетала, поэтому хотелось создать свой бизнес и я задумала проект ресторана. Пять лет назад это было модно, даже нашлись единомышленники. Приглядывая место для ресторана, я обошла кучу московских подвалов, представляя себе каким должен быть там дизайн интерьера. А потом поняла, что заниматься ресторанным бизнесом мне было бы неинтересно, что меня больше привлекает идея создания интерьера. Так и возникло желание заниматься дизайном интерьеров.

Корр.: Поэтому вы оказались в Международной школе дизайна.

Е. А.: Международная школа дизайна произвела на меня отличное впечатление, мне понравилась творческая атмосфера, которая там царит. И, несмотря на то, что она расположена далеко от моего дома, я выбрала МШД.

Корр.: Ваши ожидания в Школе оправдались?

Е. А.: Нельзя ожидать чего-то от Школы, а нужно ожидать чего-то от самого себя. Я считаю неправомерными разговоры о плохих или хороших преподавателях и методиках. Дело в самом человеке и в правильности его выбора. Если ты сделал правильный выбор, то учеба тебе только поможет. Это, скорее, вопрос самоидентификации и профессионализма. К сожалению, сейчас все, кто занимается ремонтом своей квартиры или дома, считают себя дизайнерами.

Корр.: Сейчас у вас есть опыт. Совпало ли ваше представление о профессии дизайнера с реальным положением дел? Как у вас складываются отношения с заказчиками?

Работы Елены АндреевойЕ. А.: Я работаю с 2001 года и, несмотря на разные неоднозначные ситуации, не разочаровалась в профессии. Что касается заказчиков, то я бы выделила бы несколько категорий. Некоторые вообще не мешают работе дизайнера и это хорошо по-своему. Другая категория — люди, которые полностью ломают твою идею, дотошно вникают во все детали и считают, что сами смогут создать свой интерьер. Это очень сложные заказчики и они мешают в работе. Есть еще и другие клиенты, которые, позволяя дизайнеру «оторваться» и пофантазировать, могут вернуть его в реальность. В принципе, между дизайнером и заказчиком должно возникнуть взаимопонимание, тогда получается хороший результат. На моей практике легких заказчиков было процентов тридцать от общего количества.

Корр.: Дизайнеру приходится быть психологом. У вас есть свои маленькие хитрости или индивидуальные приемы общения с заказчиками? Некоторые, например, если им не удается убедить клиента, говорят, что так диктует фен-шуй или что-то еще в этом роде…

Е. А.: Думаю, что хороший архитектор или дизайнер должен уметь переубедить заказчика, если тот не прав, доказать, привести аргументы. Если человек разумный, то он правильно воспримет идеи специалиста. Если неразумный или амбициозный, то нет никакой необходимости его ни в чем убеждать. А что касается повального увлечения фен-шуй… Как-то раз один заказчик написал мне огромный список своих требований, в частности по фен-шуй. Меня это ничуть не удивило, так как все эти приемы я и так применяю в своих интерьерах. Есть общепринятые каноны, на которые многие опираются в работе, потому что они логичны и органичны. И не важно как они называются, фен-шуй или еще как-то.

Корр.: Проектируя интерьеры, вы занимаетесь и архитектурой пространства, и декорированием. Что вам ближе?

Работы Елены АндреевойЕ. А.: Мне всегда хотелось уйти от понятия «дизайн среды» и делать архитектуру среды. Обычно мне достаются голые коробки зданий, и я проектирую интерьеры, согласовывая с конструкторами те или иные изменения. Я не выношу всякие там цветочки и стараюсь делать нейтральные пространства. В интерьере должны быть три ведущих цвета, не нужно разводить пестроту и заниматься украшательством. Надо украшать только архитектурными формами. Интерьеры должны быть привлекательны даже без декора.

Корр.: Значит, если бы вы сами себе делали квартиру, вы выбрали бы минимализм?

Е. А.: Конечно. Камень, дерево и белый цвет — этих минимальных средств мне достаточно, чтобы сделать интерьер уютным и в то же время не перегруженным деталями.

Корр.: А что делать с кучей разнообразных вещиц и безделушек, которые имеют обыкновение накаливаться в доме?

Работы Елены АндреевойЕ. А.: Да, многие очень любят безделушки. Обычно, я не оставляю заказчику никаких шансов захламить квартиру всякой мелочью. Как-то я проектировала камин, и мастера-каминщика очень удивило отсутствие традиционной полочки. Он был уверен, что всем женщинам нравятся каминные полочки, где можно расставить свои любимые фотографии и статуэтки. С другой стороны, я не могу нарушать и традиции семьи и менять что-то в жизнь человека. Если заказчик хочет полочки, то так оно и будет. Здесь я просто выполняю свою функцию. Дело в том, что я не занимаюсь сугубо коммерческими проектами, а создаю пространства, комфортные для жизни. Есть такие дизайнеры и архитекторы, которые не понимают элементарных вещей и проектируют интерьеры, не думая о том, что в них будет кто-то жить. Они оторваны от реальности. А человек просто хочет жить комфортно и ему не важно, будет ли квартира опубликована в «Салоне».

Корр.: Значит, вы не относитесь к клану дизайнеров-творцов, диктующих свою волю, а все-таки идете на диалог с заказчиком?

Е. А.: Дизайнеру часто приходится идти на компромисс. Заказчик боится смелых и интересных идей, потому что мыслит стандартами: диванчик должен быть у стеночки, телевизор в уголочке. Когда пытаешься сломать эти стереотипы, он начинает бунтовать. Но и шанс «перевоспитать» клиента тоже нельзя упускать.

Корр.: Если к вам придет заказчик, для которого главное — это его коллекция антикварной мебели или картин передвижников. Как это будет сочетаться с минималистским подходом?

Работы Елены АндреевойЕ. А.: Можно органично сочетать антиквариат и нейтральный интерьер. Картины, например, станут основным акцентом, элементом, привлекающим внимание, а интерьер будет этаким обрамлением, фоном для произведений искусства. Вы знаете, я люблю делать в интерьере галереи, понятие «коридор» для меня отсутствует. Эти длинные узкие пространства, на первый взгляд нефункциональные и неэстетичные, могут быть прекрасными галереями. Длинный туннель с картинами вдоль стен, эффектная подсветка — и ты не просто проходишь коридор, а получаешь эстетическое удовольствие. Одна известная поп-звезда повесила в коридоре фотографии всех своих бойфрендов и скучный холл превратился в аллею воспоминаний.

Корр.: Расскажите о том, как вы получили архитектурную премию «АРХИП». Вы ведь стали победителем в двух номинациях?

Работы Елены АндреевойЕ. А.: Мой проект — интерьер дома в Подмосковье — победил в интернет-голосовании, за что я получила сканер (вещь весьма нужная в моем деле), и был отмечен специальным призом компании Volvo, которая ввела свою номинацию под названием «Идеальное пространство для жизни». Ключи от новенького автомобиля Volvo, которым я могу пользоваться целый год, мне вручили 31 декабря 2004, вот такой подарок на Новый Год.

Корр.: Премия как-то повлияла на вашу карьеру и жизнь? О вас заговорили, ваши работы узнали…

Е. А.: Безусловно, обо мне заговорили в профессиональной архитектурно-дизайнерской среде. Хотя бы стали узнавать как «девушку, которой подарили автомобиль». Но если серьезно, думаю, мой интерьер многим запомнился — он был опубликован в каталоге премии, куда вошли все отобранные жюри работы. Проект обошел все ведущие интерьерные журналы — «Салон», «Интерьер дайджест». К тому же, я принимала участие в различных мероприятиях, в частности, в круглом столе, который объединил членов жюри и всех номинантов премии «АРХИП».

Корр.: И после этого к вам сразу посыпались новые заказы?

Е. А.: Заказчикам не важно, сколько у тебя премий, они все равно в этом ничего не понимают. Скорее, я сама стала себя по-другому позиционировать. Но все же мой проект оценили именно потенциальные заказчики, ведь в интернет-голосовании принимали участие все желающие. Профессиональная среда оказала свое влияние, когда из 1000 проектов было отобрано 40, в том числе моя работа. Для меня это действительно высокая оценка, так как в состав жюри конкурса входят очень авторитетные люди, известные московские архитекторы и дизайнеры. Компания Volvo тоже оценивала интерьер с точки зрения «пригодности» для жизни, поэтому и номинация получила название «Идеальное пространство для жизни».

Корр.: Как вы планируете дальше развивать свой бизнес?

Работы Елены АндреевойЕ. А.: Собираюсь организовать собственную дизайн-студию, которая будет проектировать интерьеры. У меня уже есть опыт, собралась хорошая команда профессионалов, к тому же образовалась прослойка клиентов, которым интересны мои авторские идеи и мой стиль. Сейчас я уже могу отказать некоторым заказчикам, если мы не сходимся в каких-то принципиальных вещах. Не хочется заниматься только «типовым» проектированием и штамповать интерьеры. Ты не в силах творить, если у тебя одновременно 50 заказов. Поэтому лучше меньше, да лучше. Я хочу делать индивидуальные эксклюзивные интерьеры, которые не стыдно будет публиковать в ведущих журналах.

Корр.: Но эксклюзивные заказы «наверное» редкость, а чтобы существовать на плаву, необходимо делать и коммерческие компромиссные работы.

Е. А.: Наверное, надо развивать оба направления — коммерческое и творческое. Коммерческое будет «кормить» студию, а творческое позволит реализовать собственные идеи и замыслы. Такова жизнь.

Корр.: Клиенты идут к вам, потому что у вас есть свой авторский стиль. Как он сформировался?

Е. А.: Самый первый проект, который я делала в Международной школе дизайна, — это был интерьер в японском традиционном стиле. Мы разыграли 15 фантов, чтобы задание выглядело «как в жизни». Сначала мне выпала классика, но это настолько не моя стихия, что пришлось поменять фант. «Японский» проект всем очень понравился, там были интересные решения и даже новые идеи. Так я начала с восточного стиля. Скорее, в его современной, европеизированной интерпретации. Он и лег в основу моего подхода к интерьеру. Вообще, мне нравится использовать в интерьере натуральные материалы и сочетать различные фактуры, например, камень, прямые деревянные плашки, какую-нибудь грубую поверхность.

Корр.: Вы отдаете предпочтение натуральным материалам и фактурам, потому что это экологично или просто красиво?

Е. А.: Российский заказчик, в отличие, например от американского, не сильно беспокоится об экологичности своего интерьера. Лично я не люблю искусственные материалы, потому что они менее эстетичны. Есть заменители, имитации из пластика, но все равно видно, что это подделка под натуру. Пластиковые предметы допускаю лишь в детских комнатах.

Корр.: У каждого дизайнера есть своя авторская фишка, интрига, приемы, которые выявляют его индивидуальность. Чем вы интригуете?

Е. А.: Моя интрига — золото, серебро и серый цвет. В золоте или серебре могут быть решены фрагменты стен либо отдельные элементы, какие-нибудь квадратные колонны, карнизы, предметы. Существует предубеждение, будто золото — это классика. Конечно, сусальное золото стоит дорого и дорого выглядит. Но можно стену покрасить и обычной золотой краской из баллончика, который в магазине стоит 90 рублей. Получится очень оригинально и недорого. А можно на обоях сделать золотые листья, например. В интерьере, за который я получила премию «АРХИП», я использую такой прием в спальне и каминной зоне. Шесть банок краски, а эффект потрясающий. Очень интересен серый цвет, он здорово сочетается с красным, зеленым, голубым, с золотом, наконец. Правда, не многие на него соглашаются. Все боятся серого цвета, а я говорю им, что это теплый серый. Общераспространенный стереотип — бежевые стены. Но на самом деле бежевый цвет опасно ведет себя в интерьере. Выбрать идеальную колористическую гамму в магазине невозможно, поэтому надо делать много выкрасок, чтобы почувствовать оттенки.

Корр.: В своей работе вы применяете инновационные технологические материалы, например, обои с голографическим эффектом или ткани-хамелеоны, меняющие цвет?

Е. А.: Я предпочитаю обои из сезаля, циновки из бамбука и других растительных волокон, люблю обои и ткани Ульфа Морица, который каждый год обновляет свои коллекции. Мориц — это палочка-выручалочка дизайнера. Смело можно использовать его разработки как целиком, так и фрагментами.

Корр.: Вы следите за последними тенденциями дизайна, читаете журналы, участвуете в выставках? Как вам «100% дизайн» в этом году?

Е. А.: Все актуальные вещи можно выудить из журналов, а выставка «100% дизайн» меня разочаровала еще два года назад. Правда, я не видела нынешнюю экспозицию и не могу в полной мере судить об этом. Дело в том, что эта выставка имеет большее отношение к предметному дизайну, а я занимаюсь дизайном интерьеров. Если у меня есть задумка сделать какой-то предмет, то трудно найти исполнителей и по затратам получается дорого. Заказчик, как правило, авторские идеи не может оценить, считает, что все легко и просто, а дизайнер сильно усложняет ему жизнь. Я бы хотела спроектировать кровать, тумбочки к ней или детскую, но такой возможности пока не представилось.

Корр.: Кто из звезд мирового предметного дизайна ближе к вашему видению интерьера? Вы выберете кресло Рона Арада или Гаэтано Пеше?

Е. А.: Я бы выбрала диваны Антонио Читтерио, которые он спроектировал для компании «Flexform». Это большие, мягкие, яркие, комфортные диваны, они как «мерседесы» среди автомобилей. Мне нравятся разные дизайнерские линии, где есть простые четкие геометрические формы. Потрясающие вещи делает дизайнер Паола Навоне. Ее мироощущение полностью совпадает с моим.

Корр.: А заказчики интересуются всякими дизайнерскими новинками?

Е. А.: Мало кто из заказчиков разбирается в дизайне, скорее это люди, которые вообще следят за модой — одеваются от Армани, водят «мерседес» и покупают вещи Филиппа Старка. Другие совершенно спокойно относятся к модным веяниям и выбирают те предметы, которые им нравятся, а не те, которые примелькались в рекламе или положены по статусу.

Корр.: Если бы вам дали полную свободу самовыражения, какой бы вы сделали проект? Ваш интерьер мечты?

Е. А.: У меня есть дом мечты. Я бы спроектировала новый концептуальный дом на интересном природном рельефе с использованием стекла, бетона, дерева и камня. Дом с плоской крышей, горизонтального объема, возможно часть конструкции будет консольной или свайной, а белые фасадные плоскости будут сочетаться с обшивкой из тонированной темной вагонки. Конечно, у меня нет навыков архитектурного проектирования, но я могла бы являться автором идеи. Мне хочется избежать стандартных решений, пофантазировать, сделать, например, стеклянные потолки, какой-то огромный длинный бассейн, а не квадратный, как обычно. Фасады должны перетекать в интерьер, а интерьеры быть органичным продолжением архитектуры дома. В интерьере мне хотелось бы разрушить общепринятые прямоугольные планировки. Можно сделать длинные вытянутые галереи или какую-то оригинальную входную зону, можно поэкспериментировать со смещением стен по оси, с острыми и тупыми углами. Угол не всегда агрессивен. Существуют специальные приемы, позволяющие интересно обыграть угол и нейтрализовать его так называемую отрицательную энергию — можно поставить кадку с растениями, украсить текстилем, декорировать. В любом случае это будет геометрия.

Корр.: Думаю, у вас все получится. Международная школа дизайна вам желает интересных проектов и «легких» заказчиков.

Материал подготовила Анна Ильичева
Фотографии взяты с сайта Елены Андреевой well-design.ru

метки: ,

Один комментарийДобавить Ваш?

  1. Елена пишет: 1 августа 2008

    Здравствуйте. Огромное спасибо за статью, которая помогла с выбором профессии. Анне Ильичевой и Елене Андреевой желаю успехов и свершений. Еще раз спасибо.

Оставить комментарий

Международная Школа Дизайна

Заказать обратный звонок