«Ширли Причард не собирается поселиться в Вашем доме», Коммерсант № 161/2001, (стр.16)

Коммерсант № 161/2001

Ширли Причард не собирается поселиться в Вашем доме. Именно эти слова обычно говорит американский дизайнер интерьера Ширли Причард своим клиентам во время первой встречи. Чтобы те понимали, что она работает только для них. Так понимают основную миссию дизайнера и в Международной Школе Дизайна в Москве. По мнению Мариты Томпсон, аналитика профессионального издания для дизайнеров PERSPECTIVE, основной принцип современного дизайна в отношении клиента формулируется следующим образом: «Насколько хорошо я буду чувствовать себя вэтом пространстве?

Насколько пространство и его обстановка соответствуют тому, что я буду здесь делать?. А прежний принцип — «Насколько хорошо это выглядит?» — остался в прошлом.

«К сожалению, приходится констатировать, что в России дело обстоит пока еще не так, да и отношение к дизайнеру интерьера неоднозначное. Причины понятны: еще совсем недавно профессии дизайнера интерьера просто не существовало, соответственно не было и потребности в услугах такого рода. Прежде всего, это касается частного интерьера», — говорит Надежда Лазарева, автор единственного на сегодняшний день российского учебника по подготовке дизайнеров интерьера (Н. Лазарева. «Дизайнер интерьера: основы профессии. М., 2000 г.).

И кажущаяся клиенту на первый взгляд легкость достижения результата — еще одна причина сомнений: стоит ли обращаться к профессионалу (каждый из нас — «сам себе дизайнер»). Но самая главная причина скепсиса обусловлена и зачастую культивируется самими интерьерщиками: строгими архитекторами и стихийными художниками.

Воспитанники «старой школы» привыкли диктовать условия сами. Вот этой-то безапелляционности «специалиста» больше всего и боятся клиенты. Особенно те, кто и сам не чужд творческим порывам: звезды эстрады, артисты театра и кино, не говоря уже о художниках и модельерах.

Тем более что зачастую клиента, а значит, и его пожелания, просто «убирают из кадра», как в известной телепередаче «Квартирный вопрос».

А ведь стандарт профессии дизайнера интерьера, принятый в странах Европы, в США и Японии, указывает, что это недопустимо! В странах «цивилизованного дизайна» существует универсальное соглашение, что пригодность для жизни (livability) на сегодняшний день куда важнее, чем внешний вид!

«Клиенты не стремятся шокировать всех и каждого дизайном своего жилья, — утверждает Клодах, главa фирмы Clodagh Design (Нью-Иорк), автор книги «Тотальный дизайн, вышедшей в 2001 году, — а хотят иметь место, где им уютно и где они счастливы, где они могут расслабиться и отдохнуть душой».

Впрочем, недоверие и сомнения клиента насчет необходимости траты денег на дизайнера — отнюдь не только российская проблема. Поэтому Клодах советует: «Первая часть работы дизайнера всегда состоит в том, чтобы убедить клиентов, что именно они „командуют парадом“, — и добавляет: — А как же иначе: кто будет жить здесь? И кто будет подписывать чек?»

«Люди не только боятся упустить контроль из своих рук, — добавляет также дизайнер Ширли Причард. — Люди также очень боятся критики. Мне нравится трудная задача работы с существующими предметами интерьера, и я с большим уважением отношусь к «сентиментальным ценностям» дома. Как только люди понимают, что я не собираюсь выбрасывать дорогие им вещи, все их страхи развеиваются. Во время первой встречи с клиентом я обязательно говорю им: Ширли Причард не собирается поселиться в вашем доме«. Аналитики Perspective отмечают также одну важную деталь: если раньше обустройством дома занимались почти исключительно женщины, то сейчас картина резко изменилась, старое распределение ролей исчезло, и сегодня мужчины чувствуют себя вполне комфортно, когда они вовлечены в процесс принятия дизайнерских решений».

Одним из главных критериев профессионализма является корректное отношение к частной жизни клиента. Очень часто клиента останавливает страх перед вторжением дизайнера в его «личное пространство».

Поскольку дизайнеры интерьера жилища имеют дело с чувствами и интимными сторонами жизни людей, необходимо тщательно следить, чтобы во время работы всегда существовала четкая линия между «личным» и «профессиональным».

«Мы знаем о своих клиентах так же много, как психиатры или бухгалтеры, — рассказывает Ш. Причард, — и мы должны развивать взаимное доверие, но не интимность. В этих отношениях именно дизайнер должен установить границы и тщательно следить за их соблюдением».

«Когда идет работа — это период деловых отношений, — отмечает Беатрис Бекер, дизайнер с 20-летним стажем. — Однако работа над проектом нередко оказывается началом длительных дружеских отношений дизайнера и клиента».

Американцы, например, такого дизайнера интерьера воспринимают почти как домашнего доктора или адвоката. «Мы стали более необходимы», — говорит о своей профессии дизайнера интерьера Чип дю Понт (IIDA). Хочется, чтобы так было и у нас.

Оставить комментарий