Майк Шилов: «Моя муза – это моя интуиция»

Майк Шилов: «Моя муза – это моя интуиция»

В преддверии Нового года мы задали несколько вопросов нашему выпускнику, автору курса «Проектирование частного интерьера», известному дизайнеру Майку Шилову, который в минувшем году был включен в список 25 лучших дизайнеров мира по версии авторитетного журнала AD.

– Майк, Вы долгое время занимались модной журналистикой, весьма преуспев в ней в качестве главного редактора журнала NRG. А в какой момент вы поняли, что обладаете не менее важным призванием – талантом дизайнера?

– Журналистикой я начал заниматься ещё учась в школе, в 16 уже печатался в «МК», и к 30 с небольшим имел за плечами более 15 лет трудового стажа. В какой-то момент я понял, что журналистика стала для меня очень понятной и успешной… работой. Работой на конвейере. Творческой же реализации мне явно не хватало, несмотря на всю «гламурность», присущую глянцевому бизнесу и привлекательным сторонам fashion-журналистики. Я сознательно отказался от приглашений, вечеринок, показов мод, путешествий по приглашению рекламодателей… И сел за парту!

– Вы помните свою первую статью? Где она была опубликована, о чём написана?

– О, да! Первая серьёзная статья была посвящена плохому обслуживанию в ряде предприятий общественного питания – таково было задание редакции «МК». Материал получился довольно жёсткий, кого-то даже уволили после него. Так что силу печатного слова я ощутил почти мгновенно.

– А первую картину, или наброски, сделанные под вдохновением чего-либо?

– Я умею достаточно неплохо рисовать эскизы – в Международной Школе Дизайна рисованию уделялось должное внимание. Но если кому-то они помогают в создании интерьера, то мне достаточно собственного воображения. Иногда эскизы необходимы – так, накануне запуска моего проекта в программе «Квартирный вопрос» были отрисованы очень качественные эскизы с детальной проработкой интерьера. Источником вдохновения для него послужили картины итальянского футуриста Джакомо Балла. Впоследствии готовый интерьер в точности повторил первоначальный замысел!

– Вы самостоятельно выбрали Международную Школу Дизайна, или решили пойти по чьим-то стопам?

– Жизнь шутит с нами странные шутки и дарит прекрасные подарки. Я очень хорошо помню момент, когда работа в журнале уже не приносила мне никакого удовлетворения. И вдруг, словно глас свыше, раздался звонок моей давней приятельницы Надежды Лазаревой. Мы поболтали о том о сём, и выслушав мои жалобы на жизнь, Надежда Николаевна сказала: «А почему бы тебе не заняться наконец дизайном? Ты же всегда хотел!» И через короткое время я сжёг все мосты и сел за парту в МШД. И вы знаете, мне очень понравилось там учиться!

– Насколько я знаю, теперь вы уже сами преподаёте в школе, ведёте мастер-классы…

– С февраля 2014 года я веду в МШД курс «Частный интерьер» совместно с лучшими российскими и британскими профессионалами в области дизайна интерьеров. Курс «Частный интерьер» — это внимательный взгляд на профессию дизайнера изнутри, от построения отношений с клиентами до реализации проектов. Мы подробно останавливаемся как на психологических аспектах работы практикующего дизайнера интерьеров, так и на практических задачах, к решению которых нужно быть готовым всем, решившим посвятить себя этой увлекательной профессии. Курс также адресован тем, кто пока ищет себя и хочет больше узнать о том, что же на самом деле представляет из себя профессия дизайнера — как с парадной стороны, так и с изнанки.

– Творчество неразделимо: писатели часто вдохновляются классической музыкой, композиторы – тонкостью окружающего мира. А что даёт вдохновение вам, есть ли у вашей музы какие-то особенности?

– Я вдохновляюсь идеальными творениями природы и человека, всем, что несёт в себе чистоту линий и форм, красоту цветов и деталей, гармонию и баланс, близкие мне по духу, по мироощущению. Моя муза – это моя интуиция, моё видение. Оно всегда очень точно подмечает всё нужное и всё лишнее, безоговорочно одобряет одно и отвергает другое.

– Занимались ли в детстве развитием творчества: посещали кружки, художественную школу, или озарение пришло внезапно? Какой предмет в школе был более любим: изобразительное искусство или литература?

– Я посещал различные литературные и художественные кружки (даже помню название одного из них – «Зелёный шум»), благодаря чему сейчас я могу с одинаковой лёгкостью писать стихи и делать наброски… В школе я не слишком любил литературу, меня раздражала обязательная программа. Вместо неё я запоем читал Мопассана, Моэма, Фитцджеральда… И всё же моей страстью со школьных лет всегда были иностранные языки – и я продолжаю изучать их до сих пор!

– Что для вас является основополагающим при принятии архитектурного решения?

– Главное в любом архитектурном и дизайн-проекте – сочетание трёх факторов. Во-первых, важны пожелания и требования заказчика, его симпатии и антипатии. Во-вторых, большую роль играет мой собственный вкус, стиль и желание или нежелание работать в том или ином направлении. В-третьих, у каждого объекта, проекта есть своя аура, энергетика, эстетика – важно почувствовать, что именно подходит данному месту, что будет смотреться и ощущаться здесь гармонично и красиво.

– В одной из публикаций вы поделились, что ваша любимая цветовая гамма – светло-серые тона, холодные, дымчатые оттенки. А какие предпочтения чаще всего встречаются у ваших клиентов, были ли интересные случаи нестандартного цветового решения проекта?

– Вы правы, для себя я предпочитаю определённую цветовую гамму — и в интерьере, и в одежде. Но когда речь заходит о проекте для клиента, то выбор оттенков, фактур и текстур определяется тремя вышеперечисленными факторами. Я не ограничиваю себя в выборе, и каждый новый проект вдохновляет меня на свою цветовую палитру. У меня нет двух похожих проектов, в том числе и по цвету!

– Так уж сложилось в последние годы – если человек умеет держать в руке кисть и карандаш, он зачастую становится стилистом, визажистом или модельером. Вы многие годы являлись beauty-экспертом журнала L’Officiel, в начале девяностых стали первым российским журналистом на миланских и парижских показах, впервые делали интервью с иконами высокой моды Джанфранко Ферре, Кензо и Пако Рабанном… А что сподвигло вас не пойти по уже проторенному пути ярких красок и софитов, решив вместо этого вкладывать душу в холодные кирпично-монолитные и бетонные конструкции?

– Во-первых, по первому образованию я журналист, выпускник журфака МГУ. Я получил отличное академическое образование и уверенно делал карьеру в своей профессии – мне даже в голову не приходило переметнуться на сторону богемы, я всегда чувствовал себя этакой «рабочей лошадкой» в красивой сбруе и попоне. Думаю, мои коллеги, оставшиеся в глянцевом мире, полностью меня понимают. За десять с лишним лет работы в глянце я провёл огромное количество fashion-съёмок, я видел изнутри работу моделей, парикмахеров, визажистов, стилистов и модельеров, и поверьте, это тяжёлая и не всегда благодарная работа. Любая работа в fashion-индустрии это конвейер, гонка, суета и гвалт. Множество людей вокруг, очень быстрый ритм, необходимость постоянно куда-то бежать и невозможность побыть в одиночестве… В то же время, моя нынешняя деятельность предполагает определённое уединение, созерцание, обдумывание проекта и его претворение в жизнь. Так намного комфортнее для меня.

– Ловили ли себя на мысли, что хотели бы стать свободным уличным художником? Когда я училась в художественной школе, своё будущее представляла в мастерской с яркими следами палитры красок и графита на полу, стенах, мольберте… Или даже, порой, запечатления характера и судеб случайных прохожих, сидя на раскладном стульчике у Екатерининского сада Петербурга… Или Москва не допускает подобные мысли?

– Я и есть свободный художник! Иногда уличный, когда целый день торчу с чертежами на стройке под холодным ветром, иногда студийный, когда работаю в своём бюро. Но романтика случайных заработков меня никогда не привлекала. Для этого я слишком большой гедонист.

– Творчество какого художника вам ближе? Может быть, вас вдохновляют чьи-либо работы?

– Джакомо Балла, Хуан Миро, Эдвард Мунк, Александра Экстер… Люблю угловатых, странных, будоражащих и расширяющих сознание художников с яркими эмоциями и мощной энергетикой.

– Бывали ли случаи, когда ваш проект не только в корне менял интерьер помещения, но и сказывался на мироощущении его хозяина, видении домашнего очага, распределении общественной и приватной зон? Может быть, созданный вами уют и комфорт помогли каким-то семьям открыть новую веху в их жизни?

– Это происходит постоянно, практически после любого проекта. Моя задача – приподнять человека над суетой, поставить его на новую ступеньку в его развитии, в его ощущении собственного статуса и качества жизни. Сначала клиенты не понимают, что новый интерьер меняет всю их жизнь, а когда они доходят до этого понимания – иногда через год после заселения в новый дом – говорят и пишут удивительные слова благодарности… Даже признаются в любви! И почти всегда клиенты возвращаются ко мне с новым проектом. На моих глазах заключаются их браки, рождаются дети, и я рад, что создаваемая мной среда гармонизирует жизни этих прекрасных людей.

– Всем известно, если в доме есть ребёнок – тишина и покой родителям только снится. Тем более, если чадо не одно… А часто ли вам приходится проектировать детские комнаты, и удаётся ли придать маленьким тронным залам принцев и принцесс атмосферу игровой, позволяя родителям вздохнуть спокойно?

– Почти в каждом моём проект есть детская, и обычно не одна! Я отношусь к детям как к маленьким взрослым, поэтому и комнаты для них делаю «без сюсюканья», но, разумеется, с учётом пола и возраста ребёнка. Как любому художнику, мне нравится смотреть на мир детскими глазами, и я могу почувствовать то, что нужно ребёнку «для полного счастья»! По крайней мере, родители всегда в восторге от моих придумок для их любимых чад. Жаль только, что интерьерные журналы обычно не включают эти помещения в свои съёмки…

– Что для вас означает понятие «законченность образа»? Когда вы это чувствуете? Видите уже в самом начале, постепенно подводя проект под задумку, или, например, цветы, случайно оставленные на туалетном столике, могут поставить окончательный знак восклицания в вашей повести красоты и гармонии жилища?

– Всё, что угодно, может стать отправной точкой для интерьера – от кораллового цвета стеклопакетов, как в одной из моих самых тиражируемых журналами квартир, так и пейзажа за окном… Я могу долго жить проектом, постепенно двигаться вперёд и вдруг ощутить резкое ускорение, словно все детали головоломки синхронно складываются в паззл, и интерьер мгновенно прорисовывается до мельчайших деталей. Это ощущение – когда оно наступает – не перестаёт меня поражать своей непредсказуемостью и окончательностью. Словно долго загружавшийся файл наконец-то полностью загрузился, и перед вами открылась сумасшедшей красоты картинка…

– И, всё-таки, Майк Шилов – кто он?

– Он тот, кто вас ещё удивит. У меня есть предчувствие, что уже скоро я в очередной раз открою в себе что-то новое, чего желаю и всем креативным и талантливым людям! Пусть 2014 станет годом творческих озарений и познания себя!

Беседовала Наталья Ионова

метки: , ,

Оставить комментарий

Международная Школа Дизайна
Подписаться на рассылку

Заказать обратный звонок